Глава 17 Romantic Collection 24

Через неделю после приезда из города пришло от Костика письмо:

«Ты знаешь, сперва, когда мы только познакомились, ты мне очень нравилась… Затем не знал — люблю или нет, а сейчас уверен: Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!!»

Еще он написал формулу, которую долго выводил:

Сердце, заданное функцией.

Казалось бы, что ещё нужно? Признание в любви, счастье, взаимность, но… вскоре на меня снова стали нападать странные мысли и воспоминания. Я могла думать о Костике, о том, как целовались в подъезде, а потом переключиться на купание с Герой и в деталях вспомнить, как он выносил меня на руках, и затем снова переключиться на дискотеку с Костиком.

Казалось, для меня нет разницы, о ком вспоминать, все сливались в одного человека. Я не знала, что происходит.

«Может, не к тому ушла?»

Заметила, стоит включить песню, связанную с тем или иным событием, и возникали не только эти двое, а вообще ВСЕ!!!

Если начать сначала, то Пашечка неплохо проигрывался под «Мальчик хочет в Тамбов», песня звучала на выпускном в девятом классе. Для Коли существовала  — «Я знаю, я тебя теряю» «Белого орла», он стоял и смотрел на меня, когда я решалась, идти с его ансамблем или нет. Тима в десятом — это «Я люблю тебя, Дима», Гера — «Титаник», которым заканчивались все дискотеки в лагере, Саша — «Позови меня с собой» и, конечно, «Wonderful life». Для Костика тоже что-то формировалось из его мелодичного рэпа.

Этот хаос добавлялся еще снами! Кого только в них не видела? Кто-то с физики, с кем с рядом сидела, мальчик из лагеря, которого приглашала танцевать, Никита, Антон, все вышеперечисленные и, конечно, Громов, который теперь целовал меня практически в каждом сне.

По снам с Громовым можно было записывать отличные сюжеты: кто-то в ШОДе ко мне пристает, я убегаю в расстроенных чувствах и сталкиваюсь с ним, тут же оказываемся в пустом классе, где он начинает меня целовать. Или в поезде едем из лагеря, он на верхней полке, я подхожу, кладу руки на матрас, и мы снова целуемся. Много-много различных ситуаций, где так или иначе он подходит ко мне или я к нему.

Костик просил написать о моем внутреннем мире. Я растерялась. Разве можно сознаться, что внутри меня присутствуют все, кто только может, и то, о чем думаю вечером, с утра обычно считаю бредом. Я не могу найти свою константу, и вся его математика кажется слишком простой по сравнению с этим.

 

В то время подошли олимпиады, я снова получила в районе первое место по русскому, но этого было явно недостаточно. Информатика — вот, о чем грезила последние два года, поехать в область по информатике!!! Мне повезло, в нашем районе компьютеры у людей были распространены еще мало, а значит, сильных конкурентов не было, удалось победить.

— И что ты выберешь? — спросила мама, ибо в город я могла ехать только по одному предмету.

— На русском я уже была!

— Но у тебя же мало шансов.

— Зачем мне шансы? Сам факт!!! Саша узнает, что я по информатике, да еще в его городе! Не по какому-то русскому или литературе, которые они с отцом презирают, а по информатике! По его ЛЮБИМОЙ информатике! Как такое можно упустить?

Мама усмехнулась, но согласилась.

— О, весна без конца и без краю, —   зачитала я Блока наизусть, которого нам задали по литературе. — Без конца и без краю мечта! Узнаю тебя, жизнь! Принимаю! И приветствую звоном щита!*

* А. Блок «О, весна без конца и без краю…»

Мама почему-то задумалась, а потом спросила:

— А при чем тут щит? Принимаю тебя, жизнь, и приветствую «звоном щита»? Какая-то перекличка со «Словом о полку Игореве?».

—  Правда не понимаешь? — я удивилась.

— А ты понимаешь?

— Но тут все ясно! — пришлось сделать целый анализ. — Представь! Я приезжаю к Саше, он «встречает меня у порога». Думаешь, прямо такой радостный? Ага! Холодный и зажатый! «…с неразгаданным именем бога
на холодных и сжатых губах…» Затем: «Перед этой враждующей встречей» — а к этой встрече надо готовиться, «Никогда я не брошу щита… Никогда не откроешь ты плечи…» Я тоже защиту не снимаю. «Но над нами — хмельная мечта!» Представь дальше, зашла я такая в комнату, стою напротив него:

И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель — я знаю —
Всё равно: принимаю тебя!

—  Я, — восхитилась мама. — Столько раз читала! Сколько преподавала! Никогда до ЭТОГО додуматься не могла! А ты на пальцах объяснила!

Мне тоже жутко понравилось, воодушевленная своей расшифровкой Блока, я примчалась в комнату, полезла за диском «Romantic Coolection»,  чтобы продлить душевный подъем с помощью музыки и фантазий, но вдруг обратила внимание на девушку, нарисованную на обложке диска. Длинные волосы, кольчуга, доспехи на плечах, она стоит на поле боя одна, в руке топор, в другой отрубленная голова. Она всех победила. Она воин.

«Она — это я?» — вдруг пришло в голову, что, может, не просто так продолжают терзать воспоминания о лагере, может, там тоже… что-то не разгадано? Например, сила чувств Геры? К концу смены он хоть и старался избегать меня, но когда мы мирились, то  сразу усаживал меня к себе на колени, словно сдаваясь, одной рукой обхватывал за талию, другой брал ладонь и… замирал. Скрывал лицо за моей спиной, но сам испытывал нечто такое, что, казалось, больше его самого. Мы могли сидеть так часами, молча и не шевелясь, а уровень его чувств не падал.

В один из подобных моментов в лагере я решила рассмотреть его лицо, Гера тогда задумался и не обратил внимание, и всё оно оказалось покрыто мелкими шрамами, оставшимися от царапин, ссадин или еще от каких-то ранений.

«Это ж сколько нужно драться, чтобы заиметь столько царапин?» — подумала и решила, что моя характеристика, данная Гере в начале смены, верна: Гера — Воин. Хотя что она означала, не совсем понятно.

— У тебя столько шрамов, — произнесла я задумчиво вслух, а Гера тут же, поморщившись, молча пересадил меня на скамейку.

Далее Глава 18


Эта страница была показана 790 раза.

Глава 17 Romantic Collection 24: 2 комментария

  1. Блин, плачу, когда читаю..о себе плачу, как я разрушена. Текст действует на меня как лекарство для тонких слоев души) Спасибо!

    1. Наташа, спасибо огромное за Ваш комментарий, ничто так не вдохновляет дописать роман до конца, как столь искренний отзыв. Несколько дней от радости прыгала до потолка!!! Удивительно, но Вы указали именно то, что изначально мотивировало меня на написание — найти то, что разрушено, и восстановить это. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *