Глава 5 Romantic Collection 12

—  На сердце хлопоты любовные… — гадала мне Ленка, выкладывая на стол по карте. — Под сердцем хлопоты деловые…. Ты забыла дом родной…

«Это уж точно», — думала я про себя, за неделю забыла не только о доме, но и вся прошлая жизнь казалась несуществующей.

— Надеешься на дружбу… — тут я затаила дыхание. — А ждет дорога в дом…

—  Куда? — переспросила я Ленку.

— Дом тут в значении какого-то здания.

«А-а… Тогда дискотека…»

— Какой-то неприятный человек и еще… черненький парень. Но его значение не определено.

«Неприятный человек? У меня нет «неприятных людей».

 

В субботу вечером я не сводила глаз с циферблата. Дискотека начиналась в шесть, было почти  пять, а Ленки еще не было дома. Наконец-то она заявилась и крикнула с порога:

— Собирайся! Мы идем на дискотеку!

— Нужно позвонить Саше!

Мы мигом спустились на третий этаж, постучали к кому-то, ближайший телефон был только здесь:

— Василий Михайлович! Можно мы от вас позвоним? — скороговоркой выдала Ленка  и, как только дверь открылась, шмыгнула внутрь.

В узком коридоре пожилой человек прошаркал в комнату, Ленка уже протягивала мне телефон.

— У меня дела, я не могу их отложить, — ответил Саша. — В шесть часов одна малышня, пошли лучше на ночную.

— На ночную меня не пустят, — я обдумывая слова «дела» и «малышня».

— Ну, значит, в другой раз.

«В другой раз???» — он совсем не понимал,  что мне важна ЭТА неделя! Я ждала ее ТРИ МЕСЯЦА! Мое лицо, видимо, говорило больше, чем я предполагала, потому что Ленка выхватила трубку.

— Саша. Если ты не пойдешь, она обидится!

На такое у меня бы и духу не хватило! Кто я, чтобы он реагировал на мои обиды? Он что-то отвечал, Ленка слушала, затем протянула трубку обратно, я взяла ее машинально, не понимая, что происходит.

— Ты там умерла что ли? — услышала Сашу.

И только тогда очнулась как от удара, вдруг обнаружив себя в коридоре у незнакомого старика названивающей парню с уговорами встретиться.

— Да… Умерла, — ответила жестко и положила трубку.

Не очень запомнилось, что было дальше. Рядом как-то оказались Виталик, Ленкин парень, и Дёся, его друг. Мы все куда-то бежали. Куда бежали и зачем? Но бежать — это просто! Передвигай ноги! Чувствуй тело! Живи секундой! Запрыгнули в автобус. Держись за поручень, старайся не упасть! Иней покрывал стекла, изо рта шел пар. Я глядела на Виталика, он тяжело дышал, улыбалась ему, смутно осознавая, что автобус, спешка, пар — все это уже когда-то было, но когда было и с кем? 

Потом Ленка держала меня за руку и тащила вперед. Мы опять бежали. Рядом снова видела Виталика, и снова глядела на него, думая, до чего же он реальный. Он — реальный и ночной город с фонарями, хотя их не должно быть. Казалось, моя жизнь свернула куда-то не туда, но, как молоко из прорвавшегося пакета, ее поток уже было не остановить. 

— Жизнь продолжается? — с удивлением спросила себя, когда охранники поставили мне на руку печать и пропустили внутрь. Это и была дискотека, куда я так стремилась попасть. И попала.

С момента, когда положила трубку, я старалась делать  только две вещи: оттягивать осмысление случившегося и контролировать свое лицо. Я улыбалась шуткам, вовремя реагировала на слова. На полу прыгали разноцветные зайчики, и  мне казалось, что у меня больше нет будущего, только одно странное и до жути реальное настоящее.

«О ком мне теперь думать?»

Те, кто находились на дискотеке, действительно, были младше нас, лет двенадцать-тринадцать. Я ощущала страшный стыд. Стыд, стыд, стыд… Мысли крутились все по кругу: «Почему он не пошел? У каждого человека могут быть дела… Но он мог сказать по-другому! Он тебе ничего не должен!» Я постоянно оборачивалась на дверь, не совсем понимая, что делаю. Потом догадалась: я жду его. 

Но он не мог прийти. Если бы пришел, я бы вычеркнула из памяти случившееся. Как прийти? Одному? Да туда, где малышня… Ради кого? Меня? А разве я не просто знакомая?

Я ощущала вакуум. Абсолютный, чувственный вакуум. Казалось, скоро всё вернется и станет как прежде: хороший Саша и мысли о нем. Я не верила в реальность происходящего.

Танцевала с Дёсей, смотрела на него и улыбалась: так надо — кому-то улыбаться и с кем-то танцевать.

—  А я пишу стихи, — делился он.

— Да?

— Да. Это очень легко. Главное, найти рифму.

— Да… это главное…

И он рассказывал, а я ободряюще смеялась, задавала вопросы, а потом снова оборачивалась на дверь.

«Ты все еще надеешься?»

— Это моя любимая песня, — сказал Дёся.

— М-м-м? — не поняла я.

— «Отель Калифорния».

Я прислушалась. Да, она была у меня на диске «Romantiс Collection».

— А у тебя какая?

— А у меня нет.

— Так не бывает.

Я подумала, но ничего не вспомнила.

— Не знаю,  — пожала плечами. — У меня нет.

Потом мы молчали.

Welcome to the Hotel California!

Such a lovely place! (Such a lovely place.) Such a lovely face.

Перевод: Добро пожаловать в отель «Калифорния»! Такое замечательное место, (Такое замечательное место). Какое прекрасное лицо!

Я разглядывала разноцветные лучи, бегающие по залу. Они прыгали, исчезали, появлялись снова. Что-то вертелось в мыслях, что-то важное…

Last thing I remember I was running for the door

I had to find the passage back to the place I was before.

«Relax» said the night man. — «We are programmed to receive.

You can check out any time you like but you can never leave!»

Перевод: Последнее, что я помню, это как побежал к выходу. Я должен был найти обратный путь, чтобы пройти туда, откуда пришёл. «Расслабьтесь», —  сказал сторож. — «Нас запрограммировали, чтобы принимать гостей. Вы можете освободить номер в любое время, но вы никогда не сможете уйти!»

После танца Дёся почему-то отошел к стене и сел на корточки.

—  Что случилось? — подбежала ко мне Ленка. — Что ты ему сказала?

—  Ничего.

Она с тем же вопросом направилась к нему. Дёся замотал головой, показывая, что все в порядке. Через какое-то время достал маркер и на обрывке билетов начал что-то выводить.

—  Читай! — подошел он после и вальяжно протянул мне листок.

Я посмотрела на жирные, кривые и непонятные буквы маркера, а потом на Дёсю.

—  Ты читай! — повторил он.

Я покачала головой. Тогда он, наклонившись к моему уху, постарался перекричать музыку:

В Pepsi-Снежке танцуем с тобой,

Завтра ты едешь в свой город родной,

Там тебя ждет дом и семья,

Я буду счастлив, если ты вспомнишь меня.

Я улыбнулась. «Одна не останусь! — мысленно сказала Саше, но Дёся задрал подбородок и усмехнулся: 

— Приедешь домой и будешь хвастаться: «Вот у меня парень был, он стихи написал!»

Я перестала улыбаться. Потом расхохоталась. Громко. Больше не собиралась ловиться на том, что у кого-то ко мне могут возникнуть глубокие чувства. Их нет! Вообще! 

***

Вечером в лагере устроили концерт на летней сцене. Выступали какие-то дети, пели песни. Гера сначала усадил меня на первый ряд, но сказали, это места для малышей, тогда увел подальше, но там огромные колонки оглушали нас. 

Я вдруг почувствовала тоску, столь сильную тоску и одиночество, что  срывайся с места и беги. Но куда бежать? А они не унимались. Беги! Куда?

Пару раз оглядывалась, смотрела на темноту под деревьями. Бродить там одной, смотреть на черные ветки, разглядывать дорожки в свете фонарей. Но это же нереально! Там нечего искать! Я давно приучила себя жить в реальности, отучила от иллюзий, и знала, что там, в темноте, НИЧЕГО НЕТ!  

На дискотеке Гера пригласил меня танцевать, я положила руку ему на плечо, подумала, что все-таки хорошо быть с ним… и узнала «Отель «Калифорния».

Mirrors on the ceiling, the pink champagne on ice

And she said: «We are all just prisoners here of our own device».

Перевод: Зеркала на потолке, розовое шампанское во льду, и она сказала: «Здесь мы просто узники, и это дело наших собственных рук.»

Далее Глава 6


Эта страница была показана 1296 раза.

Пожалуйста, поделитесь, если страница оказалась полезной!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Одноклассники
  • LiveJournal
  • Twitter
  • Tumblr
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *